«Люди живут хорошо и лучше пахнут»
tsch0711
К. Ремчуков – некто, кто много и охотно работает, любит хорошо пожить и  не скрывает этого, более того, он последовательно рекламирует то, что совсем ещё недавно, в СССР – кто лицемерно, а большинство презрительно – называли вещизмом. Главному редактору и владельцу «Независимой газеты» принадлежит следующая цитата, взятая из его последнего (24 октября) выступления на Эхе: «Общество потребления надо любить, потому что оно двигает прогресс, потому что люди живут хорошо, у них дезодорант появляется, хорошая зубная паста, они лучше пахнут...» "Ремчуков - аристократ, в хорошем смысле..." – комментирует один из слушателей. Другой парирует: «Буржуй не может быть аристократом по определению.» Не станем вмешиваться в спор.
Терпеливо растолковывая эховцам суть и преимущества капитализма, Ремчуков обязательно цитирует Маркса. Правда, в одних случаях писатель и экономист по-прежнему пользуется советской теминологией – в её традиционно неправильном переводе с немецкого, в других – он не последователен в её применении. Так, в одном месте он говорит о «производстве потребительных ценностей» в другом –  о «производстве потребительных стоимостей». Хотя давно доказано, что выражение «потребительная стоимость» – нелепость (П. Струве). До сих пор мало кто знает, что квази официальному переводу «Капитала» К. Маркса на русский язык в России была альтернатива – перевод, изданный в 1899 году под редакцией Струве. Но в то время, как перевод Скворцова-Степанова (1907-1909) в 1937 году был взят в СССР за основу всех последующих изданий «Капитала», а с 60-х годов и до сих пор печатается  практически без изменений, то перевод Струве был надолго «заперт в шкафах для ядовитых веществ государственных библиотек» (Й. Цвайнерт).
Критикуя капитализм, Маркс, в пересказе Ремчукова, рассуждал якобы так (цитата в оригинале взята в ковычки): «Не надо ждать, пока товары встретятся на рынке, вернее, продукты твоего труда. И часть продукта превращается в товар – это та часть продукта превращается в товар, которая кому-то нужна, она обладает так называемой меновой стоимостью. А тот продукт, который произвел и он никому не нужен, он так товаром и не стал, он идет в отход. А потратили энергию, материалы, красители. Зачем это надо?»
Во-первых, если следовать логике Ремчукова (не Маркса!) и предположить, что на рынке, т. е. там, где при капитализме «встречаются продукты труда» (лишь в скобках заметим, что на рынке «встречаются» не только продукты труда – земля, например), «одна часть продукта превращается в товар», тогда как другая «товаром не становится и идёт в отход», то мы должны сделать вывод, что продолжительность жизни товара настолько коротка и мимолётна, что этим временем можно пренебречь, – факт, имеющий для товара и для нас покупателей товаров экзистенциальное значение. В самом деле, если превращение продукта в товар есть результат его обмена на другой продукт или на деньги, т. е. – после совершения сделки, когда продукт из рук продавца переходит в руки покупателя, а деньги, наоборот, из кармана покупателя перемещаются в карман продавца, то мы должны сделать вывод, что до акта купли-продажи товар вообще не существует. Но, с другой стороны, если вещь продана, то она, не успев и глазом моргнуть, переходит в потребление и товаром уже не является. Другими словами: непроданный товар ещё не товар, проданный – уже не товар, а мир вокруг – «чудовищное скопление товаров».  Чему верит – своим глазам или Ремчукова словам? Товар это общественное отношение, абстракция. Товаров в природе не существует, товар это – название вещи (услуги, информации, зрелища и т. д.), произведённой для обмена. Например, газета Ремчукова делается для продажи, и в этом качестве является товаром. Её готовый тираж – товар, т. е. товар – ещё до того, как он поступил в киоски, до того, как экземпляр лёг на стол к затраку москвичам. «Независимая газета» так же – товар, как, например, испечённый для продажи бородинский хлеб. Вчерашняя газета, часть непроданного тиража, как и часть непроданного черствеющего хлеба, регулярно изымается с рынка, и поэтому перестаёт быть товаром, что, как правило, уже никого, кроме бухгалтера, не интересует; правда, «газета» может и дальше эффективно оставаться на рынке, но тогда уже под другим «товарным знаком», под другим именем, скажем, – под названием «макулатура», а чёрствый хлеб, например,  – под именем «корм для скота». Это – по теме «рождение и смерть товара».
Во-вторых, та часть продукта, как товара, «которая кому-то нужна», «обладает» потребительной ценностью, т. е. полезностью, способностью продукта, в т. ч. товара, удовлетворять какую-нибудь человеческую потребность. Меновая ценность, напротив, есть пропорция, отношение при обмене. «Обладать» пропорцией или отношением при обмене, как имманентным товару качеством, невозможно. Здесь противоречие в определении (Маркс). Поэтому корректно сказать: товар «обладает» потребительной ценностью и ценностью.
В-третьих, говорить «меновая стоимость» –  неправильно. « Стоимость» по значению этого слова в русской речи означает обмен: книга стоит 10 рублей или двух билетов в кино, Париж стоит обедни, овчинка выделки не стóит... А раз так, раз слово «стоимость» рефлектирует только обмен, то выражение «меновая стоимость» – тавтология, простое повторение. Для использования ни в устной, ни в письменной речи оно не годится. Вместо «меновая стоимость» правильно сказать так: «стоимость» или, что то же самое, – «меновая ценность».
В будущем, 2017 году – 150 лет немецкому оригиналу и 145 лет переводу на русский язык первого тома «Капитала» К. Маркса, книги, внесённой UNESCO в список литературных памятников человечества. Юбилейные даты ничем не отличаются от других дней календаря. Но так повелось, что знаменательные даты – повод подвести итог, вспомнить или заново открыть историю, сверить часы, а в нашем случае перевести стрелки часов на 100 лет назад.
polemist.de
27.10.2016

«Капитал-полный стакан» (Переводим Маркса)
tsch0711
K. Marx. «Kapital». Bd. I. MEGA II/10. S. 237.45. Fußnote 103:
Herr White gibt Fälle, wo ein Junge 36 Stunden nach einander arbeitete; andre, wo Knaben von 12 Jahren 2 Uhr Nachts schanzen und dann in der Hütte schlafen bis 5 Uhr morgens (3 Stunden!), um das Tagwerk von neuem zu beginnen! Unterdessen wankt vielleicht eines Abends späte das „entsagungsvolle“ Glaskapital,  portweinduselig aus dem Klub nach Haus, idiotisch vor sich her summend:  „Britons never, never, shall be slaves!“ (Briten werden nie und nimmer Sklaven sein!)
Первое предложение в приведённой цитате я даю, чтобы был понятен контекст, но обращаю внимание читателя на второе. Перевод первого предложения не совсем точный, но мы не должны отвлекаться. Итак, перечитывая немецкий текст, я споткнулся на слове „Glaskapital“.
Вот та же цитата Маркса в русском «традиционном» переводе (Собр. соч. Т. 23. С. 274, подстр. примеч. 103):
Г-н Уайт приводит случаи, когда один подросток работал 36 часов без перерыва, когда двенадцатилетние мальчики работают до двух часов ночи, а затем спят на заводе до 5 часов утра (3 часа!), чтобы затем снова приняться за дневную работу! ... А между тем «преисполненный самоотречения» стекольный капиталист, пошатываясь от портвейна, возвращается, быть может, поздно ночью из клуба домой и идиотски напевает себе под нос: «Britons never, never, shall be slaves!» («Нет, никогда, никогда не будут британцы рабами!»).
Хотя в оригинале – «капитал», переводчики чёрным ходом «впустили» в текст слово «капиталист» и  „Glaskapital“ перевели как «стекольный капиталист». Это не корректно – ни формально, ни по существу (о том, насколько это смешно, можно спорить). Формально – понятно. Что касается перевода по существу, то не о «господине фабриканте», производителе стекла, тут речь, а о персонифицированном Капитале, «олицетворении экономической категории». Кроме того, будь перевод „Glaskapital“  формально, т. е. в той части, где чёрным по белому написано «-капитал», а не «-капиталист», правильным, то выражение «стекольный капитал» было бы, на мой взгляд, тоже (см. выше) спорно. По русски так не говорят: «древесный капитал», «валеночный капитал», «автомобильный капитал»... но можно сказать: капитал в деревообрабатывающей промышленности, в производстве валенок, в автомобилестроении и т. д.
Однако, повод у меня написать эту страницу – совсем другой. Объектом моего интереса в первую очередь является как раз оригинальный текст Маркса, а не его перевод. Там есть одна, на мой взгляд,  любопытная деталь. В целом два цитированных предложения это – обвинение капитализму: с одной стороны – „schanzende“, т. е. надрывающиеся на работе дети, а с другой – «Капитал», «носитель определённых классовых интересов», осоловевший после выпитого  портвейна. Марксово саркастическое «das entsagungsvollе» Glas-Kapital неожиданно усиливается здесь игрой слов: «das volle Glas», по-русски – «полный стакан».
Итак, ещё раз весь «кусок» в новой редакции перевода:
Г-н Уайт приводит примеры, когда один подросток работал 36 часов без перерыва, когда мальчики денадцати лет надрываются на работе до двух часов ночи, спят на заводе до 5 часов утра (3 часа!), чтобы затем снова приняться за дневной труд! ... А может быть  в то же самое время, каким-нибудь поздним вечером осоловевший от выпитого портвейна, пошатываясь, из клуба домой возвращается «готовый к самопожертвованию» Капитал-полный стакан, идиотски напевая себе под нос: «Britons never, never, shall be slaves!» («Нет, никогда, никогда не будут британцы рабами!»).

22.10.2016
tsch
www.polemist.de

Ответ рецензенту. Часть вторая. Без названия.
tsch0711
Ещё раз пробежав глазами рецензию Людмилы Васиной http://www.rgaspi.su/assets/original/Vasina_Rezension_Kapital.pdf?1470751120, я решил изменить свой первоначальный план. В заданных рецензентом рамках дискуссии уже всё сказано. На всякий случай отсылаю читателей на Полемист к Записи «Странный перевод» http://polemist.de – мой ответ на немецкую публикацию критиков (Александр Бузгалин и Людмила Васина. Ein Wort von Bedeutung. Zu einer neuen Übersetzung des Kapital ins Russische in Marx-Engels Jahrbuch 2015/16. S. 294-301.).

Напомню, я поставил себе цель сделать перевод Марксовых научных терминов, категорий, абстракций: Gebrauchswert, Tauschwert, Wert, Mehrwert, Verwertung. Это было важным вопросом экономической теории и лингвистической практики. Цель достигнута: доказано, что немецкое Wert в «Капитале» К. Маркса корректно переводить исключительно русским «ценность». Таким образом, русскоязычным читателям предложен принципиально новый перевод первого тома "Капитала".

От намерения продолжить здесь свои рассуждения я отказался. Они войдут в Предисловие ко второму изданию первого тома.

В заключение приношу извинения Людмиле Леонидовне Васиной за местами резкий тон в дискуссии – ничего личного, и приглашаю в интересах науки сотрудничать при подготовке последующих изданий экономических трудов Маркса на основе полученных новых знаний.

11.10.2016
Валерий Чеховский
www.polemist.de

Абстрактные размышления
tsch0711
Тишина в доме. Передо мной на письменном столе чистый лист бумаги, точнее – пустой экран компьютера. Биографический очерк И. И. Рубина, автора Очерка, который я берусь комментировать, я отложил в сторону (Васина Л. Л. И. И. Рубин и его рукопись «Очерки по теории денег Маркса». Истоки: социокультурная среда экономической деятельности и экономического познания. М., 2011. С. 475-500). Мне не по себе: 1923 год, Рубин за письменным столом в своей московской квартире, только что вышла в свет его новая книга, он, как и я сейчас, погружён в абстрактные размышления о содержании Марксова "Капитала". Стук в дверь – досадная помеха... Арест!.. Начиная с 1921 года его мучают, над ним издеваются, его оскорбляют учёные коллеги. Тюрьма, ссылка, снова Бутырка, снова ссылка, на этот раз в Актюбинск – последняя станция. В 1937 году тамошняя «тройка НКВД» приговорила его к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение... Васина в своём Очерке называет Рубина «безвременно трагически погибшим учёным». Это неправильно: Рубин был зверски замучен и убит палачами. Кстати, сборник статей, в котором опубликована упомянутая биография Рубина, называется «Истоки: социокультурная среда ... экономического познания». Ни хрена себе – «социокультурная среда познания»! До чего же неуместно здесь слово «культура»!

«Эх, населяли бы Россию немцы да голландцы…»
tsch0711
И опять все претензии русскому народу: встал бы, наконец, мужик с дивана! – не встаёт... Иван на печи – фольклёрный образ, конечно, не случайный, как не случайна и развязки всей истории: из грязи – прямо в князи. Осуществившееся мечта, свершившееся чудо, сказка, ставшая былью. Хэппи энд. Некоторое время назад у эховцев был в ходу другой сюжет – Исход, знаменитая библейская история. Но прошло уже чуть ли не половина отведённых народу сорока лет, а воз (или дохлая лошать, если хотите) и ныне там. Да и была охота шататься по пустыне. Хотя некоторые поняли историю буквально: вырастет, мол, новое поколение... А новое оказалось ещё хуже, чем старое.
Из глубокой патерналистской древности, когда один только Моисей знал дорогу в Ханаан, перенесёмся в наше демократическое сегодня. Возроптала российская интеллигенция, но создать одну партию оппозиции, с единой программой не может, чтобы, например, люстрацию членов властных структур провести и архивы открыть, пора, наконец, знать правду: кто и зачем отправлял Дзержинского в Швейцарию.
Ещё один зубоскал и циник – скажут. Дело-то серьёзное. «Исторический оптимизм уже кончился». А я серьёзно. В России вон и Моисей свой есть. Недавно точный маршрут указал. Россию может спасти монархия. Т. е. не народ следует менять, а элегантным способом сменить хозяина. Только, боже упаси, не среди своих, доморощенных кандидата искать. Высмотреть какого-нибудь принца из хорошей семьи, бить челом и предлагать ему в руки неограниченную власть. Никаких революций, никакого стресса, тем более крови, а организованный, можно сказать, праздничный отход назад в будущее: первый шаг из коммунизма к демократии, второй – от демократии к монархии. Самый ленивый слезет с печи. Прошу желающих записываться в монархистскую партию!

К. Маркс. Капитал. Новый перевод. Диспут переводчиков
tsch0711

«На сайте Ассоциации лексикографов Lingvo мне попалась на глаза сравнительно давняя (2004) дискуссия переводчиков-профессионалов, значительная часть которой была посвящена вопросу «стоимость или ценность». http://www.lingvoda.ru/forum/actualthread.aspx?bid=4&tid=1341&hl=%e4%ee%ef%ee%eb%ed%e5%ed%e8%e5+%f1%f2%e0%f2%fc%e5+value Эта тема интересует меня с точки зрения перевода «Капитала» К. Маркса на русский язык. Я убеждён, что переводить Марксово немецкое Wert (англ. эквивалент value) в «Капитале» русским стоимость – грубая ошибка. Начиная с первой публикации (1989) я не прекратил своих усилий, чтобы привлечь внимание специалистов на ошибку. Подробную информацию о моей активности в этом направлении Вы можете получить на сайте www.polemist.de где, кроме прочего, размещены мои публикации или даны на них ссылки.»

Со времени начала упомянутой дискуссии много уже воды утекло. Мне любопытно, какие с тех пор произошли изменения во взглядах переводчиков на проблему. Поэтому я приглашаю участников (и всех желающих, конечно) продолжить неоконченную дискуссию прямо здесь на facebook или, например, здесь http://www.lingvoda.ru/forum/actualforum.aspx Чтобы сохранить преемственность диспута и дать ему новый импульс, я процитировал некоторых его участников, сопроводив цитаты моим коротким комментарием.

П. Палажченко

"Иногда кажется, что лучше просто скалькировать - "создание стоимости", но это будет менее ясно, чем английское выражение, которое все-таки интуитивно более или менее понятно."

Многозначному немецкому Wert (как и английскому value) эквивалентом в русском языке является тоже многозначное ценность. Стоимость же по содежанию этого слова однозначно и всегда предполагает наличие обмена: книга стоит 100 рублей или двух билетов на футбол, овчинка выделки не стоит, визит к зубному врачу стоит нервов, Париж стоит обедни... Синоним слову стоимость – меновая ценность.

Аврора

"Странно, что именно у экономистов абсолютно корректный термин "создание (прибавочной) стоимости", подходящий ко всем без исключенния вышеприведеным примерам, вызывает раздражение."

Стоимость означает обмен, т. е. это - соотношение, пропорция при обмене товара на другой товар или на деньги. Ни стоимость, ни прибавочную стоимость «создать», следовательно, невозможно.

Максим Сторчевой

"... Привожу точку зрения экономистов: лучше говорить «благо», а не «товар»"

Любой экономист должен на это возразить: если предмет исследования – капитализм, общество товаропроизводителей, то мы рассуждаем о благах, как товарах. Для Робинзона Крузо на острове, напротив, предмет потребления является благом, но не есть товар.

"... Любое благо имеет ценность (value) или стоимость (cost). Это две неотъемлемые фундаментальные характеристики блага."

Любой товар имеет потребительную ценность и ценность, а также меновую ценность или, что то же самое, стоимость, как форму выражения ценности.

"Стоимость - это то, что мы затратили для получения этого блага. Ценность – это то, что мы получили."

Ценность – это материализованный в товарах, продуктах труда абстрактный труд. Стоимость (или меновая ценность) – это относительная форма выражения ценности товара при капитализме, когда количественно ценность товара выражается в другом товаре или в деньгах. Не относительно, но прямо ценность продукта труда выражается конкретным рабочим временем – в рабочих днях, часах, минутах...

"Чтобы лучше разобраться с value, желательно знать, что в экономической теории есть два понятия ценности: это индивидуальная ценность (как оценивает благо отдельный человек) и рыночная ценность (как оценивает его рынок). ... Подобные два понятия о ценности были уже у Адама Смита, правда, называл они их иначе: value in use и exchange value."

Смит говорит о двух значениях слова value (ценность, Wert): одно – value in use (потребительная ценность, Gebrauchswert), другое – value in exchange (меновая ценность (стоимость), Tauschwert). Сегодня мы должны сказать то же самое, но с одной поправкой: Смит говорит о двух значениях слова, а мы должны сказать о двух сторонах товара.

"Не повезло value in use – ее переделали в «потребительную стоимость» (даже очевидная бессмыслица этой фразы никого не остановила."

Да, это бессмыслица или, говоря словами П. Струве – нелепость.

"... Слово «ценность» -- это не только экономический термин. В других науках он также существует, например, в социологии и психологии есть ценности, и там, кстати говоря, это слово не было заменено «стоимостью» во время марксистского нашествия на общественную мысль. И вовсе не нужно отдавать экономистам никаких особых прав на перевод этого слова. Пусть переводят свой термин как хотят, а остальные пусть сами решают, как им лучше. В том числе и широкая общественность."

Слово «ценность» – это не термин. Слово ценность – это слово. Слово становится термином, научным понятием, категорией только в качестве названия терминам, научным понятиям, категориям. Разница между словом, как названием научному понятию, и словом, как таковым, в том, что научное понятие всегда однозначно (в противном случае наука потеряла бы смысл), слова же могут иметь несколько значений, потому, кстати, они и могут использоваться в качестве названий терминам, научным понятиям, категориям в различных науках, как например, слово ценность (value, Wert) - в философии, психологии, социологии... Именно здесь скрыта основная ошибка, которую допустили переводчики Маркса и допускают участники диспута до сих пор: вместо того, чтобы переводить содержание научных терминов, как они встречаются в переводимых текстах, переводчики спорят о значении слов ценность и стоимость. Так, содержание термина Gebrauchswert – это полезность, то есть способность вещи удоветворять потребность человека, и полезная вещь (кстати, здесь Маркс нарушает одно важное правило, о котором шла речь выше: здесь одним словом названы два понятия, что приводит к путанице в головах читателей). Таким образом, делая перевод Gebrauchswert на русский язык, мы ищем подходящий эквивалент не переводимому слову, а содержанию термина – это полезность и полезная вещь, переводить следует как потребительная ценность. Но не потребительная стоимость (нелепость!), ибо слово стоимость ни в значении полезность, ни в значении полезная вещь в русской речи не употребляется.

Татьяна Субботина

"Путаница появилась только в более поздних переводах, очевидно потому, что переводчики либо не поняли идеологического смысла замены термина в Капитале Маркса, либо перестраховывались на всякий случай. Но в сталинские времена их было можно понять. Потом, очевидно, неправильный перевод вошёл в привычку, которая не требует объяснений. А большинство советских экономистов никогда не изучали западных теорий, тем более на иностранных языках, и совсем не видели никакой проблемы в отсутствии в их лексиконе слова ценность."

Правильное наблюдение.

"В любом мало-мальски экономическом контексте стоимость должна пониматься как сумма денег которых реально стоило производство либо приобретение данного товара, а ценность – как сумма денег, за которую этот же товар можно продать (т.е. которую за него готовы заплатить покупатели в связи с его особой полезностью). Любой товар имеет и стоимость (cost) и ценность (value), причём они сравнимы в денежном выражении."

Любой товар имеет (по Марксу!) ценность (value) и меновую ценность, или, то же самое по-русски, стоимость (value in exchange) и, кроме того, потребительную ценность (value in use).

П. Палажченко

"В целом стремление сломать существующее русское словоупотребление ради установления общеобязательного соответствия value - "ценно

Каким бы утопическим ни казалось устремление сломать существующее русское словоупотребление – ради исправления ошибок перевода это следует сделать.

tsch


Карл Маркс "Капитал" Новый перевод
tsch0711
Крем де ля крем: Самая большая фальсификация науки ХХ века см. #polemist.de Новая запись #маркс #капитал #ценность #стоимость

Варвара защитила диссертацию
tsch0711
%description%
http://echo.msk.ru/blog/pjotrbc/1763118-echo/

Д. Быков. Один. 31.03.2016
tsch0711

Быков: «Почему, когда русские писатели «обращаются к корням генетической системы государства, ужасаются тому, что оно в своих сущностных чертах, воспроизводится неизменным? Почему всегда оказывается эта матрица? Почему государство всегда должно врать?..» (Один. 31 марта 2016)

Всё дело в том, что генетические корни имеет не государство, а облечённые и не облечённые государственной властью мужчины и женщины, попросту, населяющие страну люди. У государства Российская Федерация нет генов, зато они есть у Президента, у Председателя правительства, у министра культуры, у депутатов ГД, у писателей Акунина, Веллера, у писателя и журналиста Быкова, а также у всех нас, слушателей радио «Эхо Москвы». Поэтому, когда мы, ужасаясь, рассуждаем о государстве, мы смотрим на себя в зеркало.

polemist.de


"Конкурс красоты" Окончание
tsch0711
«Было бы справедливо, чтобы небольшая федеральная часть единого списка определилась на паритетной основе лидерами новой коалиции (союза).»

Здесь стыдливо, поэтому туманно, лидерам новой коалиции в качестве вознаграждения за компромисс гарантируются места в едином федеральном списке.

«... ЧТО обеспечит ему (процессу объединения) и общественную поддержку, и необратимость.»

Ничто не может гарантировать необратимость!

«Такому союзу нет и не будет альтернативы.»

Это что, обещание нового авторитаризма?

«Мы уже сейчас обращаемся к вашим избирателям за поддержкой вашего единства.»

Плохой стиль

«Это решение ради ваших избирателей и страны, а не только ради конкретного политического результата, общего или личного.»

Если до сих пор «политический результат», результат выборов — только в личных или общих (не общественных!) интересах, то почему на этот раз должно быть иначе?

«... Такого решения ждут сейчас и поддержат ваши избиратели.»

Несогласованное предложение.

«Мы не знаем, выйдет ли из этого что-нибудь. Но мы абсолютно уверены, что если не удастся, то нам всем рассчитывать не на что. Ну а если согласятся, то это только треть дела, потому что все зависит от вас, и прежде всего от ваших голосов.»

Плохой стиль.

«В сентябре нам предстоит не конкурс красоты.»

Намёк на внешний вид некоторых лидеров?

«... Политики не бывают идеальными, тем более — в нашей стране.»

Лучше синица в руках, чем журавль в небе над родиной.

«... Если мы будем ждать идеала, то мы обречены, вместе со страной.»

Здесь некоторое преувеличение. Даже если Явлинский и не победит «на конкурсе красоты» в сентябре, то это далеко ещё не предопределение полного крушения страны и нашей всеобщей гибели.

«... Даже если наши голоса не украдут, и они попадут в Думу ...»

Если голоса не воруют, то в Думу, очевидно, «попадают» избранные кандидаты, теперь парламентарии, а не их голоса.

«Мы добьемся перемен ... если после выборов мы не вернемся довольные домой ожидать манны небесной.»

Без комментариев

«Политиков, даже идеальных с виду, нельзя предоставлять самим себе.»

Интересное наблюдение: оказывается, за идеальными по внешнему виду политиками, мужчинами и женщинами, глаз да глаз нужен.

«Наше право выбирать называется активным. Это значит, что наша пассивность порождает наше бесправие. Это значит, что, оставаясь активными, мы ... и т. д.»

Пассивное избирательное право это право гражданина быть избранным в органы государственной власти. Активное право – это право гражданина участвовать в выборах, то есть избирать. Пассивное и активное избирательные права к пассивности или активности человека, как его жизненной позиции, и к бесправию гражданина, в возможной политической реальности, отношения не имеют.

Далее следует список подписавших обращение.

Итак, факт налицо: обращение составленно небрежно, или неумело. Тем не менее, одни своей подписью уже одобрили текст, другие это ещё обязательно сделают. Напомню, речь в документе о спасении России от тёмных сил. Может быть, уже поздно, и вся история с обращением это их рук дело?



Оригинал:
http://www.novayagazeta.ru/politics/71944.html

?

Log in